Формула смерти для Донбасса

1 min


всу

В сентябре в боях на линии соприкосновения в Донбассе украинская армия потеряла 14 военнослужащих. Достаточно большой резонанс получила гибель 21-летней Анастасии Витовской (позывной «Стэлла»), военнослужащей 24-го отдельного штурмового батальона ВСУ «Айдар».

Как уточнили украинские власти, девушка стала жертвой собственной беспечности при неосторожном обращении с оружием. Подконтрольные ополчению ресурсы отвергают официальную версию происшествия. Военкор Управления Народной милиции ДНР Дмитрий Астрахань утверждает, что Витовская подорвала ручную гранату в момент задержания сотрудниками СБУ. Военнослужащую якобы заподозрили в шпионаже.

«В результате подрыва девушка погибла, двое оперативников получили осколочные ранения. Сотрудники СБУ потребовали от командира 53-й бригады, в состав которой входит 24-й батальон «Айдар» (запрещён в РФ), скрыть данный факт, в связи с чем в штаб ООС (Операции объединённых сил) представлено разбирательство, по результатам которого «Стэлла» покончила жизнь самоубийством», — пояснил Астрахань

Обе стороны конфликта регулярно спекулируют на смертях военнослужащих, распространяя недостоверные или полуправдивые сведения. В Донбассе информация превратилась в инструмент ведения войны. И так продолжается более пяти лет.

За это время жертвами противостояния стали около 12-13 тысяч человек. По данным Киева, горнило войны забрало жизни свыше 3 тысяч военнослужащих. Скорее всего, со стороны мятежников погибли не менее 4-5 тысяч человек (власти ДНР и ЛНР не озвучивают цифры собственных потерь). По статистике ООН, из числа гражданского населения погибли свыше 3,3 тысячи человек. Как правило, мирные жители становились жертвами обстрелов противоборствующих сил.

Истина давно покинула эти края. Если воспринимать всерьёз заявления представителей ополчения, то украинская армия представляет собой сборище кровожадных дегенератов, которые убивают друг друга и не умеют обращаться с оружием. Власти ДНР и ЛНР регулярно сообщают о чрезвычайных происшествиях в рядах ВСУ, казнях украинских военнослужащих, «самоподрывах» и обстрелах жилых домов.

В то же время (исходя из информации ополчения) сброд под названием ВСУ почему-то умудряется неплохо маневрировать, постоянно перебрасывая тяжёлую технику к линии соприкосновения, и понемногу теснит позиции народной милиции в серой зоне.

Украинской пропаганде свойственно прибегать примерно к тем же нечистоплотным приёмам. В своих заявлениях Киев выставляет ополчение необученным быдлом и при этом жалуется на якобы мощнейшую военную поддержку России, которая не позволяет доблестным ВСУ сломить сопротивление мятежников

На протяжении пяти лет, комментируя боевые действия, власти «незалежной» используют понятия, которые могут вызывать лишь усмешку. Например, в сводках Минобороны и штаба ООС мелькают следующие клише: «российско-террористические войска», «российско-оккупационные формирования», «пророссийские террористы».

Очевидно, что столь тенденциозный подход не способствует мирному урегулированию ситуации. Кроме того, официальный Киев намерено обманывает аудиторию, рассказывая про российские войска, которые якобы расквартированы в ДНР и ЛНР.

Велика вероятность, что Москва действительно оказала мятежникам прямую военную помощь в 2014-2015 годы. Именно она позволила загнать украинские подразделения в котлы. Но что сейчас делают в Донбассе «путинские орды»? Какая существует необходимость в присутствии российской армии? В случае обострения ситуации Россия и так в любой момент сможет подставить ополчению своё могучее плечо. Тем не менее, украинские власти продолжают кормить баснями своих граждан, разжигая ненависть к нашей стране.

Совершенно неадекватно Киев воспринимает мятежные силы Донбасса. С точки зрения закона ополченцев можно называть как угодно — комбатантами, сепаратистами, боевиками, незаконно вооружённой оппозицией, но их деятельность не имеет ничего общего с терроризмом. Ополченцы не взрывают дома, электростанции, объекты инфраструктуры в украинских городах, не устраивают диверсии в тылу против силовиков (как это делали, например, чеченские террористы и наёмники)

Под неформальным запретом на Украине находятся рассуждения о том, что в стране идёт гражданская война, отягощённая вмешательством внешних сил, — главным образом России и США. Поэтому конфликт в Донбассе не может быть разрешён без достижения соответствующих договорённостей между Москвой и Вашингтоном.

На текущий момент обе державы продолжают оказывать военную помощь противоборствующим силам. Американцы делают это официально, выделяя ежегодно порядка 250 миллионов долларов на покупку вооружения. В свою очередь наши власти не афишируют факты экономической подпитки непризнанных республик, поставок боеприпасов и работы военных специалистов.

Таким способом Москва и Вашингтон поддерживают определённый паритет на линии соприкосновения. Очевидно, что военный потенциал Украины (при всех её проблемах) многократно превосходит возможности ВС ДНР и ЛНР. Поэтому Россия просто не может отказаться от экономической и военной помощи непризнанным республикам. Как только ВСУ почувствуют слабость, подписи под Минском-2 и многочисленными протоколами о соблюдении режима тишины потеряют силу.

Реваншистские настроения на Украине чрезвычайно распространены, и это обстоятельство невозможно игнорировать. Никто не может дать гарантий, что после выполнения политической части Минских соглашений, Киев не будет душить Донбасс экономически и откажется от соблазна полностью подчинить местные силовые структуры

С приходом на Банковую Владимира Зеленского появилась надежда на то, что компромисс (пусть и далёкий от интересов сторон конфликта) всё же будет найден. Сейчас идут споры вокруг пресловутой «формулы Штайнмайера» (предоставление особого статуса Донбассу, проведение выборов взамен на передачу границы с РФ под контроль Украины). Киев уже несколько раз согласился на неё и столько же раз дал заднюю.

Но, кто бы что ни говорил, первопричина конфликта не только в глубоких различиях между условным Западом и Юго-Востоком Украины. В истории и современности немало примеров, когда народы с совершенно разными языками и политическими ценностями находили способы сосуществовать мирно в рамках одного государства, причём не обязательно конфедеративного типа.

Беда Украины в том, что с 2000-х годов она является полем битвы России и США. Устанавливая контроль над Украиной, американцы рассчитывают ослабить РФ, а Кремль — сохранить влияние в стратегически важном регионе, не допустить расширения НАТО, сдержать военную активность Соединённых Штатов в Европе

Крайне важно, чтобы прогресс в мирном урегулировании конфликта в Донбассе происходил одновременно с потеплением российско-американских отношений. В противном случае Минские соглашения либо не будут выполнены, либо будут стоять на очень непрочном фундаменте.

источник


Like it? Share with your friends!