Пять лет ЛНР. Координатор проекта «Волонтер» Антонина Машкова: «Спустя пять лет убеждаюсь в правильности своего выбора» (ФОТО)







О боевых действиях в Луганске, стремлении помочь землякам и развитии волонтерства в Республике в рамках проекта «ЛНР 5 лет: С Республикой в сердце» ЛИЦ рассказывает координатор проекта «Волонтер» общественного движения (ОД) «Мир Луганщине» Антонина Машкова.

ПЕРВЫЕ БОИ

До событий 2014 года я училась в Луганской государственного академии культуры и искусств имени Михаила Матусовского на дизайнера компьютерной графики. Уже на тот момент закончила бакалавриат и пошла на первый курс магистратуры. Планировала связать свою жизнь с выбранной профессией, при этом была задумка идти дальше по научной стезе. Пришла война и все изменилось.

Очень сильно запомнилось начало вообще всех этих событий. Одно из первых таких запоминающихся моментов – это взятие погранчасти на квартале Мирный. Мой дом находится неподалеку. Тогда шла сессия, и я сидела часов до трех ночи училась. Потом уснула и буквально через час открыла глаза, смотрю, папа сидит на балконе, и летают ракеты в небе.

С КАЖДЫМ ДНЕМ СТРАШНЕЕ

Помню, что все были напуганы, не понимали, как действовать, что делать. С каждым днем все было страшнее, каждый шаг продумываешь, свой каждый день. В тот день, когда был нанесен авиаудар по зданию (Луганской областной государственной) администрации, я разрисовывала в детском садике детскую площадку. Из-за того, что я работала на этой площадке, не поехала в академию. А если бы поехала, то была бы где-то неподалеку от этого места, если бы не рядом. Верю, что есть Всевышний, который нас отводит от таких событий.

Часто виделись с друзьями, когда учеба закончилась. Уже начались активные действия в Луганске, «прилетало» то на квартал Гаевого, то на Мирный, когда погиб молодой отец, прикрыв собой ребенка. Мы в те моменты приезжали в эти места для того, чтобы может быть кому-то помочь. Помимо того, что приходилось видеть погибших людей, особенно мне запомнились мужчины, которые выгоняли свои уцелевшие автомобили со стоянок, садились в них, хватались за головы и не понимали, что им дальше делать. Было полное отчаяние.

СВОЙ ПРЕДЕЛ

Еще было вот так: прошел взрыв где-то на Мирном, в этом районе, там же четыре квартала, через полчаса нет ни одной маршрутки на кольце, но уже человек десять с чемоданами. Каждый до какого-то предела терпел, но что-то для кого-то становилось последней каплей.

Во время студенческих годов у меня всегда были подработки, но в основном на лето мы уезжали. В том году мы должны были уехать стройотрядом работать в Крым, но из-за известных событий этого не случилось.

Я не хотела отсюда уезжать. Но так как я была и финансово, в том числе, зависима от родителей, за меня просто приняли решение. Большими усилиями, с предлогом, вокруг пальца обвели и отправили. Я понимаю, что они хотели меня уберечь.

Меня не было буквально месяц, это август. Потом был такой разговор с родителями, когда я спрашивала, почему меня тогда отправили, что мне сейчас в глубине души стыдно за то, что все здесь были, а меня не было. Мама ответила: «Я понимала, что если бы ты осталась здесь, то не сидела бы дома, а на каком-нибудь посту готовила и помогала».

ПОДДЕРЖАТЬ РЕСПУБЛИКУ

Когда я вернулась в Луганск, сначала поехала в академию узнать, учимся мы или нет, понимала, что многие уехали. Я пришла – берите меня на работу. Меня взяли руководителем воспитательного отдела.

Где-то до декабря и в 2015 году, январь-февраль, мы работали активно с молодежью в рамках вуза, а потом создавалась Ассоциация молодежи Луганщины, в которую я тоже влилась. Могу даже сказать, я вблизи ее истоков. Первые парады молодежи, первые крупные флэшмобы в поддержку Республики – во всем этом мы принимали участие. Были и остаются сейчас здесь те люди, которые тогда в этом принимали участие, тем самым показывали поддержку Республики, все мы здесь, сейчас хорошо общаемся и понимаем, что все было не зря.

ЖИЗНЬ НА ЛИНИИ ФРОНТА

Когда я начала работать в проекте «Волонтер», много не знала. Рядом со мной постепенно появлялись люди, которые меня чему-то учили, подавали руку помощи. На это требуется очень много сил и времени.

Поначалу был какой-то страх, когда ездили на прифронтовые территории передавать гуманитарную помощь, но сейчас уже не страшно и стараюсь не накликать. 

Жизнь меняется, но в прифронтовых населенных пунктах, особенно если это поселки, туда заезжает мало людей. Местные жители реагируют на все положительно. Даже если ты просто приедешь с какой-то программой или концертом, им будет приятно, что к ним приехали. В них больше искренности.

Общаясь с людьми с прифронтовых территорий, я напитываюсь положительной энергетикой. Опять же, если это поселок, даже необязательно прифронтовой, и там есть дети, они же в основном видят одни и те же лица – родителей, воспитателей, соседей, между собой они все в этом возрасте дружат – а тут приезжают молодые люди, которые с ними поиграют, потанцуют или просто пообщаются. Им и нам это интересно, понимаешь, что ты этим занимаешься не зря.

МЕНЬШЕ НЕОБХОДИМОСТИ В «ГУМАНИТАРКЕ»

Сейчас мы продолжаем сотрудничать с российскими волонтерами и в плане гуманитарной помощи, но переключаемся на общение больше по становлению разных направлений волонтерства у нас в Республике. Такой острой необходимости в «гуманитарке» в учреждениях, какой она была в 2014 году, уже нет. Социальное волонтерство в какой-то степени уходит. Учреждения, конечно, в чем-то нуждаются, но не в том, чтобы им что-то принесли, а чтобы пришли помогли чем-то. Или прийти к той же бабушке и помочь вскопать огород.

Волонтеры из Российской Федерации отзываются, открыто идут с нами на контакт. С кем-то у нас остались контакты с фестивалей и форумов, но много и новых знакомств с людьми, которые готовы рассказать все.

НАШИ ВОЕННЫЕ

Несмотря на то, что волонтерство вне политики, украинские волонтеры с нами не связывались никогда. Не было никогда таких попыток и, я думаю, что и не будет. Когда я ищу какую-то информацию по волонтерству, даже не только по России, а как-то обобщенно, в Украине в последнее время не встречаю каких-то крупных инициатив. Все, что последнее мы слышали, это то, что стояли, скажем так, добровольцы, не знаю, как их назвать, и собирали деньги для солдат.

Мы сотрудничаем с нашими военными, но иначе – совместно помогаем нуждающимся жителям. Наша Народная милиция – это наши люди, которые тоже живут в Республике. Они хотят помочь жителям, которых они же и оберегают. Я считаю, что это очень правильно в отличие от Украины, где армия сама выступает нуждающейся. Пусть бы они поучились у наших военных.

ЦЕНИТЬ ЖИЗНЬ

Я часто задумываюсь, что могло быть, если бы не эти события, и благодарна судьбе, что так вышло, что я есть в этом проекте и занимаюсь таким благим делом.

Тяжело и больно, что пришлось нам пережить эту войну, что пришлось видеть, как люди страдают, уезжают. Есть же люди, которые не ценят свою жизнь, не знают, что такое война. Ты должен всегда понимать, когда у тебя случается какая-то маленькая проблема, что всегда ее можно решить. Потому что я не знаю большей проблемы, чем геноцид со стороны государства, в котором ты живешь. Вот это проблемно – когда ты не знаешь, жив ты сегодня останешься или нет.

МИРА И РАЗВИТИЯ

Было страшно, но мы это все прошли. Мы сделали выбор и приятно, что этот выбор зависел не от одного человека, а от всего народа Донбасса. Пять лет прошли очень быстро и нам есть, чем гордиться. Спустя пять лет убеждаюсь в правильности своего выбора.

Республике желаю того, чего ждут все, — мира, а также идти вперед и развиваться. Я надеюсь, что вскоре будут такие изменения, которые поставят точку, чтобы наши люди не слышали каждую ночь взрывы.

ЛуганскИнформЦентр — 01 апреля — Луганск

Источник: lug-info.com